«Всем!ру» - информационно-аналитический портал
«Всем!ру» - информационно-аналитический портал

          Пробка для «бутылочной почты» нашлась в нашем санаторном номере. Не какая-нибудь пробка, а настоящая пробка от бутылки вина, которую нам подарила администрация санатория при заселении. Наверное, здесь так принято, когда приезжаешь на море отдыхать, тебе сразу дарят бутылку вина, чтобы приезжали почаще. Про вино папа сказал, что оно не супер, но вполне приличное и что «дареному коню в зубы не смотрят». Я не понял, как вино было связано с конём, может нам ещё и конь полагался, но его пока не было. Вот эту пробку я и нашел лежащей в вазе вместе с фруктами. Какая удача!

          Нам с Мишкой снова пришлось спрятаться от нашего друга, чтобы завершить план и отправить письмо в бутылке для Посейдона. Аквик подозрительно смотрел на нас, пока мы втихаря закупоривали бутылку, и я отправлял Мишку за буйки.

- Второй день от меня прячетесь. Признавайтесь, что задумали! – не хотелось снова врать про парусник, тем более Мишка уже сплавал и закинул бутылку подальше в море.

- Мы написали письмо твоему дедушке, о том, чтобы вы с ним помирились.

- Что?! Интересно, как же вы его отправите?

- А мы уже отправили. 

- Как??? – мне казалось, что моего друга трудно удивить, но у Аквика на лице было написано крайнее изумление. Пришлось рассказать ему про «бутылочную почту», про морские течения, которые носят эти письма в бутылках по морям и океанам, и про то, как мы с Мишкой за два дня все это дело провернули.  

          Аквик выслушал меня, а потом начал хохотать, особенно, когда я ему рассказал, что одно письмо проплавало 132 года пока его не выловили.

- Ребят, вы настоящие друзья и большущее вам спасибо, но, я думаю, что с дедулей мы помиримся немного пораньше.

          Мишка тоже стал подхихикивать надо мной, а мне стало обидно: я что, зря старался? Как будто мне больше всех надо.

- Никит, ты только не обижайся, я ценю твою помощь, но бутылка вряд ли куда-то уплывет из Геленджикской бухты. Какие здесь течения? Через пару дней её прибьет к берегу и все. Но попытка супер! Я бы такое не придумал.

          Пока я дулся и думал, что ответить, Мишка напомнил Аквику о вчерашнем обещании.

- Неужели за то, что человек умеет плавать его где-то казнят?

          Аквик встрепенулся.

- Хорошо, что напомнил! Еще как казнят! Ныряйте за мной, сейчас покажу вам страсти-мордасти.

          Мы вынырнули недалеко от берега в тихом озере среди белых лилий. Вокруг нас на поверхности воды плавали большие гладкие и глянцевые листья, а среди них чуть приподнимались на широких стеблях белые цветы. Их было много! Крупные белые листки располагались по краям, ближе к центру шел ряд мелких листьев, а из центра цветка в стороны расходились желтые лучи. Воздух вокруг нас был наполнен нежным ароматом.

- Красотища-то какая!

          Рядом со мной на поверхность всплыл Мишка с большим зелёным листом на голове. Он тоже с удивлением и восторгом стал рассматривать белые цветы. 

- Выбираемся отсюда, а то запутаемся в этой зелени. – Аквик, аккуратно раздвигая руками листья с белыми цветками, стал продвигаться к берегу, мы поплыли за ним.

- Это ты здорово «прицелился»! 

- Не люблю выныривать в озерах и прудах, у берега всегда полно водорослей.

          Мы вылезли на берег и осмотрелись. Озеро находилось в низине. На нашем берегу рос лес, а противоположный – был открытым и прямо от озера начиналась дорога к деревне к домам под красными черепичными крышами. Эти дома беспорядочно теснились перед высокой крепостной стеной из камня, которая грозно возвышалась над ними и соединяла круглые башни с бойницами. Похоже, что это была настоящая крепость. За стеной громоздились серые дворцовые постройки с большими крестами на окнах и на крышах. За исключением красных черепичных крыш общая картина производила угнетающее впечатление.

          Мишка передернул плечами и высказал вслух свои мысли.

- Наверное, за крепостной стеной у них тут «царство мертвых».

- Ты почти угадал. Только у вас в Египте там покой и тишина, а здесь угроза и опасность.

- Не понимаю.

- Мы попали в средневековую Германию во времена инквизиции. 

- Звучит как-то не очень весело.

- Ещё как невесело. В европейских странах в средние века католическая церковь создала эту инквизицию для розыска, суда и наказания еретиков.

- Кого-кого?

- Еретиками они называли всех несогласных с ними. Ну вот, например, у тебя есть своё мнение, а они с ним не согласны. 

- Ну и что?

- А ничего, значит ты еретик, тебя поймают и казнят.

          Мишка с сомнением слушал Аквика, но я почему-то ему сразу поверил.

- Слушай, а может ну её, эту средневековую Германию, бежим отсюда пока целы!

- Не дрейфь, Никас, сбежать всегда успеем. Мы же на плавание пришли посмотреть.

- Давай хоть спрячемся.

- Вот это правильно.

          Мы сели на траву за низкими кустами и стали ждать неизвестно чего. Вскоре, это «неизвестно что» появилось в виде толпы народа, которая спускалась от деревенских домов по дороге к озеру. Впереди шел высокий худой человек в чёрном плаще с капюшоном, надетым на голову. Перед собой в руке он держал крест. За ним двое стражников вели под руки молодую девушку в белой длинной рубашке, а за ними шли все остальные. Спустившись к берегу, длинный с крестом развернулся к толпе.

-  Слушайте все! Еретики прячутся среди нас, прикидываются добрыми христианами, но церковь умеет отличать одних от других. Я уже чувствую здесь заговор против Бога, но сначала мы допросим свидетелей. Есть ли прямые доказательства, что Мари Бауэр плавала? Кто это видел своими глазами?

          Из толпы послышалось несколько голосов.

- Я видела, Преподобный отец Конрад!

- И я видел!

- Когда я ловил рыбу из лодки, то тоже видел, как она плавала.

- Однажды, мы с сестрой гуляли вечером у озера и встретили Мари. Волосы у неё были мокрыми, а дождя не было. Она точно плавала в озере!

         Длинный с крестом выслушивал ответы и кивал своим капюшоном. Девушка в руках стражников стояла, понурив голову.

- У нас остаётся один способ проверить одержима ли она нечистой силой. Мы бросим её в воду на середине озера, и, если она не утонет, а всплывёт, значит «чистая вода её не принимает»! И как слугу дьявола, мы казним её немедленно!

         Стражники повели девушку к большой лодке, в которой сидели два гребца.

          В кустах, в которых мы сидели, нас не могли видеть, но нам было всё отлично видно и слышно. Меня затрясло от страха, а Мишка сжал кулаки и уже готов был броситься на этого длинного в капюшоне, чтобы разорвать его на части.

- Что здесь происходит?!

- Они что, собираются её казнить за то, что она умеет плавать?!

- Надо что-то сделать!!!

- Можно я ему башку оторву вместе с капюшоном?

          Аквик приложил свой палец к губам.

- Тихо вы! Ещё не время. Пусть её отвезут на середину озера, там отобьём!

          Двое стражников вместе с девушкой сели в лодку, и гребцы навалились на весла. Толпа на берегу гудела и ждала результата этого безумного эксперимента.

          Пока лодка плыла к центру озера, Аквик нам быстро объяснил обстановку. Оказалось, что после Античности и расцвета гигиены и плавания вплоть до XV века большинство жителей Западной Европы, действительно, не умело плавать. Чтобы сократить число утопающих, власти запретили купаться в водоемах, а Церковь включила слишком частое мытье и плавание в список смертных грехов. Людей запугали подводными чудовищами, которые только и ждут шанса погубить их. Русалки якобы соблазняют живых мужчин, заманивают их в воду и там топят, а Посейдон – кровожадное существо, неоправданно насылающее бури на корабли.

- Дед мне сам рассказывал историю, как после шторма, погубившего часть римского флота, император Калигула объявил ему войну. Он выстроил на гальском берегу перед Ла-Маншем всю армию, включая артиллерию, и приказал обстреливать воду. Естественно, море ответило ему молчанием. Дедуля к тому шторму не имел никакого отношения. Ох, он и смеялся потом над Калигулой, когда тот объявил о своей победе и собрал трофеи – ракушки.

         Тем временем лодка остановилась в центре озера. Стражники встали на корму и столкнули девушку за борт. Мари сначала скрылась под водой, но потом вынырнула и поплыла в нашу сторону. Я заметил, что плыла она брассом и плыла очень хорошо. Люди в лодке закричали, и толпа на противоположном берегу подхватила их крики.

- Вода не приняла! Она слуга дьявола! Ловите её! Казнить! Казнить! …

         Лодка стала разворачиваться, чтобы догнать беглянку. 

- Пора действовать! Вы готовы? – Аквик строго посмотрел на нас.

- Да!!!

- Они боятся водяных чудовищ, и никто из них не умеет плавать. Используем это! Плывём изо всех сил к тому берегу. Лодку не замечаем, проплываем мимо. И кричите во всё горло! 

- А что кричать?

- Не важно что, главное громко!

         Так мы и сделали. Выскочив из кустов, мы, поднимая брызги, бросились в воду. Мишка грозно завопил.

- Эй ты, Преподобный!!! Смерть за тобой пришла!!! Рыбам на корм пойдешь!!!

         Я не мог так сложно выражаться, как Мишка, но мне очень понравилась его последняя фраза «рыбам на корм», поэтому я начал кричать своё.

- Все рыбам на корм!!! Все к рыбам!!!

         Аквик ничего не мог кричать, потому что он поплыл баттерфляем, как дельфин, а при этом способе плавания не особенно раскричишься. Но зато, как он плыл и какие штуки выделывал! Проплывёт метров десять, а потом нырнёт и выныривает в другом месте озера, и снова плывёт дельфином в сторону толпы, проплывёт еще десять метров и снова выныривает в другом месте озера. Мы с Мишкой знали, что он перемещался под водой, а толпа-то не знала. 

         Бедная Мари, когда нас увидела, испугалась ещё больше. Она остановилась в воде и не знала, куда её плыть: назад к лодке нельзя, а к нам плыть страшно. Когда мы с ней поравнялись я её успокоил.

- Плыви на наш берег! Мы спасём тебя!

         На лодке началась настоящая паника. Стражники, которые были на носу лодки и уже тянули руки к воде, чтобы схватить девушку, вскочили на ноги и, переступая через гребцов, побежали на корму. Гребцы начали отчаянно пытаться развернуть лодку в обратную сторону. Когда у них это получилось, стражники снова вскочили на ноги и побежали через них уже на нос лодки, чтобы быть подальше от нас. Зацепившись за гребцов, они стали заваливаться на одну сторону, и лодка перевернулась. Толпа ахнула и замерла в оцепенении. Из воды стражники уже не вынырнули, на поверхности показались только два гребца, которые тут же схватились за перевернутую лодку, ещё плавающую на поверхности. Их крики над озером слились с нашими.

- Помогите!!! Спасите!!! Все на корм рыбам!!! Смерть Преподобному!!!

         Мишка, не сбавляя темпа, кролем плыл в сторону противоположного берега. Перевёрнутая лодка осталась позади. Я сильно отстал от него, но кричал громче. Аквик уже подбирался к длинному в капюшоне, который стоял на самом берегу озера. Страх и ужас охватил толпу, все с криками бросились бежать на дорогу в сторону деревни. Преподобный Конрад оказался прытким мерзавцем, выкинув в сторону свой крест, он догнал толпу, растолкал всех и побежал спасаться первым. В давке с него сдёрнули капюшон, открыв всем его лысую прыщавую голову.

         Мы вернулись на свой берег, где нас ждала Мари. Она оказалась ещё ребенком, а не взрослой девушкой, как нам показалось издали. Постарше нас, но ребенком.

- Спасибо вам!!! Вы мои спасители!

- Потом поблагодаришь. Надо уходить отсюда, Преподобный за подмогой в крепость побежал.

         Я представил, как Преподобный вернется к озеру с крепостной стражей и с пушками, которыми станут обстреливать озеро. Мы взялись за руки вместе с Мари и нырнули…

         После всех наших путешествий санаторный пляж выглядел самым спокойным местом на Земле. Если бы я знал, что такое Рай, то я бы именно так и назвал это место. Белая рубашка Мари здесь никого не смущала, просто человек боится сгореть на Солнце.

- Что делать будем?

- Назад ей нельзя, теперь точно казнят!

- Вот влипли в историю.

         Девочка молчала и с любопытством озиралась по сторонам. Как всегда, выручил Аквик.

- Возьму её к себе домой и познакомлю с родителями. Думаю, что они не откажутся от такой дочки. 

- А у тебя есть дом? – у меня это вырвалось непроизвольно. – Ты про него никогда не рассказывал.

         Аквик засмеялся.

- А ты думал, что у меня один дедуля, который молниями кидается? У меня и дом есть, и куча родственников.

- Расскажешь про них?

- Не сегодня. Я что-то сегодня устал.

         Неутомимый Мишка с наслаждением лежал на волнах возле берега.

- А я бы сейчас ещё куда-нибудь отправился. Как же я люблю эти наши путешествия!

- А меня возьмете с собой? – мы уставились на Мари в немом изумлении. От неё мы такого не ожидали. Мы вообще ни о чем не думали, когда её спасали.

- Эй, Минхотеп, пора домой. И ты, Мари, бери меня за руку и ныряем.

         По виду моего друга я понял, что грядут перемены. Вот дела!

По теме