Дмитрий Орлов о своём деде — Фёдоре Дмитриевиче Орлове.

Мой дед прошёл три войны. И ни на одной из них даже не был ранен. Мой отец, Орлов Пётр Фёдорович, родился уже после Великой Отечественной, в 1948 году. И я часто задумываюсь над тем, что если бы какие-нибудь патроны пролетели перед моим дедом на несколько сантиментов «не туда»… Меня бы сейчас «тут не было».

Фёдор Дмитриевич воевал в Польском походе Красной Армии 1939 года, затем – Советско-Финская война. И – Великая Отечественная война. От начала и до Победы. Её дед встретил в Кёнигсберге, сейчас – Калининград. Вот там война чуть и не закончилась для него сразу после Победы.

Дед рассказывал, что в Кёнигсберге немцы, буквально, цеплялись зубами за брусчатку улиц. Когда наши реактивные снаряды «Катюш» пробивали мостовые, то вскрывались подземные заводы. Там фашисты до последнего делали снаряды и бомбы.

Через три дня после капитуляции Германии, нашим военным разрешили отдохнуть. Дед, он к началу Великой Отечественной войны был старшиной, и его однополчане пошли на окраину города. Недобитые фашисты, спрятавшиеся в ближайшей деревне, решили «выкинуть манёвр». Согнали стадо коров и погнали на расположение наших войск.

Как рассказывал Фёдор Дмитриевич — «Мы стояли. Огромное стадо неслось на нас, оставалось где-то два километра. И тут все мы, не сговариваясь, здоровые мужики, прошедшие самую страшную и кровопролитную войну в истории человечества, ощутили, что это всё. Конец. Мы одели парадную форму и все свои награды, встали и приготовились умирать. Обидно было. Прошли войну, победили. И вот так всё нелепо закончится. Лучше бы конечно было погибнуть в бою».

Но умереть такой нелепой смертью им не дали. Наше командование подогнало батарею «Катюш», которая несколькими десятками залпов полностью накрыло разъярённое стадо.

Мой дед вернулся домой, в свой родной Венёв. У него уже было двое детей, мои дядя и тётя – Владимир и Вера. Потом на свет появился и мой отец.

Кстати, мой дядя – Владимир Фёдорович Орлов – стал военным лётчиком, воевал в Афганистане. Дослужился до звания генерал-майора. Но это уже совсем другая история.

И — ещё

Интересный был случай у деда на фронте. Вызывают его в штаб командования дивизией. И сразу с ходу вопрос – «Старшина Орлов, вот молодые красноармейцы жалуются, что вы не наливаете им фронтовые 100 граммов. Это правда?». Дед отпираться не стал: «Да, правда. А что, им всем лет 18-20, выпьют, идут в бой ничего не соображая. Я всё-таки и до этого воевал, понимаю многое. А они одурманенные водкой идут под пули, многие так и погибают. Поэтому перед атакой я никому выпить не даю. А после – пожалуйста, пейте». Деда попросили выйти и стали всё это обсуждать. Он потом рассказывал, что за эти полчаса передумал и перебрал в голове сотни вариантов дальнейшего развития событий. Но самая главная мысль у него была – чтобы это всё не затронуло родных и близких. Потом опять вызвали в командование. И тут деду сообщили, что считают его решение правильным и – более того! – за такой подход к военному делу ему дают внеплановый отпуск домой на 30 суток.

По теме