Бизнес – это о взаимодействии людей. Как внутри компании, так и при контактах с внешним миром. Значит, это постоянное сопоставление противоположных точек зрения, характеров, целей. Позиция менеджера подразумевает при этом стремление к выработке образцовых решений, которые приведут компанию к успеху, а карьеру к зениту. Но, чаще так не происходит. И одной из главных причин допускаемых управленцами ошибок является полное отсутствие понимания механизмов работы нашего мозга.

Нейроменеджмент: нейрофизиология для ТОП-менеджеров

"Оказывается, большая часть наших знаний о менеджменте ошибочна. Новые исследования мозга доказывают, что в процессе принятия управленческих решений эмоции могут сыграть лучшую службу, нежели логика. Позитивная, как и негативная обратная связь, вовсе не повышает эффективность сотрудников, а зачастую лишь ухудшает ее. Измеримые цели, являющиеся важной составляющей наших стратегических планов, заставляют нас фокусироваться на краткосрочных результатах в ущерб долгосрочным. Получается, что методы управления, которые мы считали неоспоримыми, не только неэффективны, они приводят к далеко не желательным результатам.» Это из книги Чарльза С. Джейкобса «Нейро Менеджмент». Термин набирает популярность и практикуется в бизнесе.

ПО ТЕМЕ — Конфликт-менеджмент: управление конфликтами в организации

Но, к великому сожалению, на сегодня знания эти распространены и практикуемы не так обширно, как хотелось бы. Причина — сложность нейрофизиологии ЦНС. Даже если не принимать во внимание откровенно слабый «научпоп» в исполнении мотивирующих коучей и псевдо-тренеров, то даже продуманные и серьезные источники грешат рядом допущений и неточностей. Отчасти это вызвано тем, что главным методом исследования долгое время был ФМРТ (функциональная магнитно-резонансная томография). Результаты таких исследований вызвали появление множества статей в изданиях, о «сенсациях», объясняющих секреты работы мозга. А это неправда. Снимки могут показать возбуждение некоторых областей при воздействии раздражителей. Но не дают ответа на вопрос, как это связано, например с управлением и лидерством. Поступает все больше данных о не о том, как и насколько активизируются те или иные участки мозга, а как работают нейронные сети всех его областей. Это сложнее изложить, но точнее отражает процессы рождения идей и озарений, работы в условиях многозадачности, формирования решений.

Есть еще одна научная дисциплина, которая может сильно помочь ТОПам понять секреты поведения сотрудников, да и самих себя. Это этология. И тут возникает вторая преграда, ограничивающая распространенность знания. Этологи секреты озвучивать не торопятся. Причина этого явления удивительна и банальна. Серьезных работ в этологии много. Исследований, успехов и прорывов в этих областях масса. Даже Нобелевские премии дают (Конраду Лоренцу, например, основателю этологии животных). Заметьте – животных. Нет, о людях исследований тоже множество. А информации у публики на порядки меньше. Потому что пресловутая «толерантность» и «политкорректность» не дают возможности для этого. Формально барьеров нет. Но ученым нужно печататься в престижных изданиях, читать лекции в престижных университетах, участвовать в конференциях, а среди читателей, слушателей и участников конференций могут быть обидчивые «оскорбленные в лучших чувствах». А они, эти оскорбленные, необычайно активны. По судам затаскают. Пол жизни и часть доходов уйдут не на науку, а на битвы адвокатов. И зачем это издателям, попечительским советам университетов и организаторам конференций? До сей поры этология имеет определение как «дисциплина, изучающая генетически обусловленное поведение (инстинкты) животных, а также составные части инстинктивного поведения (потребность, ключевые стимулы, рефлексы и т. д.) ОСТАВШИЕСЯ у людей». ОСТАВШИЕСЯ, Карл? Доминирующие до сей поры! Мы с Вами звери, дамы и господа. И гораздо в большей степени, чем кажется.

Конечно, оскорбившиеся будут кричать, что человек – венец природы, что он не может вести себя как шимпанзе. Может. И ведет. И не только как шимпанзе, но и как мартышка капуцин (среди биологов считается самым бестолковым представителем приматов). Мало того. Коллективное поведение человеческих групп похоже на коллективное поведение бактерий, у которых и мозга-то нет. А генетически обусловленные поведенческие гендерные различия? Как это могут принять граждане, предки которых недавно радостно таскали хворост на костер Коперника?

Почему люди совершают ошибки? История

Попробуем в наикратчайшем виде рассмотреть хотя бы несколько моментов из этих дисциплин. Начнем с истории. Это важно. Центральная Нервная Система (далее ЦНС) появилась в живых организмах позднее всех других систем. Первой была пищеварительная. И развивался мозг тоже не вдруг и не сразу. Сначала развивались те части, которые управляли органами и системами, обеспечивая их деятельность. И осуществляли координацию этой деятельности между собой. И только на последних этапах стали развиваться надстройки, отвечающие за появление того, что мы называем «эмоции» и «мысли». Осознанные решения, в том числе. Поль Мак Лин предложил триединую схему мозга. Популярна эта история стала с легкой руки Роберта Сапольски после выхода его книги «Физиология добра и зла». Конечно, он описывает сложные взаимоотношения этих трех отделов. Но, мы ведь любим упрощения. И запомнили, что условно (очень условно), мозг можно разделить на:

  • - «рептилоидную» часть (базовое, инстинктивное и схематическое поведение);
  • - лимбическую (эмоциональный мозг);
  • - относительно молодой неокортекс (рациональный разум).

Между этими частями не только чисто анатомические различия, но и другие. Одним из значимых различий, имеющих значение для рассматриваемых нами проблем – разница в энергопотреблении. Мыслительный процесс – штука крайне энергозатратная. В ряде случаев расход от мыслительной деятельности сравним с двигательной активностью. А организм нацелен на жесткую экономию энергии. По этой причине он стремится минимизировать эти затраты и переводить всю возможную деятельность в сферу действия прежде всего рептилоидной части. Это проще и экономнее. Приобретенные нами навыки и умения постепенно начинают работать «на автомате». По шаблону. Такие действия требуют меньших энергетических затрат. А еще лучше, не заучивать новое, а положиться на врожденные наборы реакций на внешние раздражители. В итоге мы имеем алгоритм, по которому, при всей разумности, человек предпочитает инстинктивное реагирование на ситуацию. Инстинктивного у нас до сих пор гораздо больше, чем мыслительно-разумного. Дремучие структуры, реализующие врождённое поведение, работают быстрее и экономичнее, и потому используются в большинстве житейских ситуаций активнее, чем новая кора.

Неокортекс в принципе не предусмотрен для постоянной работы. Его задача – принимать на себя «пиковые» перегрузки. Ему нужно время от времени решать сложные задачи, перемежающиеся длительным отдыхом. И во время отдыха деятельностью организма заведуют древние, простые, и потому — менее прожорливые структуры.

ПО ТЕМЕ — Отпуск предпринимателя – как директору провести отдых с пользой

Это подтверждается на практике. Однако, степень активности инстинктов, и степень их приоритетности в практических поступках у каждого конкретного человека своя. Эта степень у ученых называется примативностью.

Мозг не проектировался исходя из оптимальной эффективности. Он развивался по законам эволюции. А эволюция не парится по поводу совершенства. Отсюда мы имеем множество остаточных от предыдущих этапов элементов конструкции. И они вносят свою сильно значимую долю в наше поведение. Экономия энергии и минимизация размеров для развития имеют первостепенное значение. В итоге мы имеем сочетание габаритов, энергоэффективности и возможности делать не сильно критичные для выживания вида ошибки. А для отдельных индивидов и серьезные.

Ярко это проявляется, например, при поведении на дороге. Присмотритесь к стилю вождения транспортных средств. Я опасаюсь тех, кто водит машину в головном уборе. Ладно еще модная бейсболка. Но, некоторые умудряются водить в меховых шапках. Чаще, это те, кто отдал данный процесс на откуп рептилоидной части. Ибо включение неокортекса вызывает усиленное потребление энергии и выделение тепла, как побочного эффекта. А этим гражданам нежарко. Они не задумываются. И поведение их на дороге не рассчитано на обдумывание последствий действий.

Так как пиковые нагрузки затратны, то и отдых структурам ЦНС, в них задействованным, требуется длительный. Один нобелевский лауреат (Даниэль Канеман) ввел в обиход чудесный термин: «Мыслетопливо». Чтобы думать, нужно его тратить. А емкость бака конечна. Потратил – заправься. По некоторым исследованиям и по личному ощущению, активное «думание» может быть продуктивным от силы 5 часов в день. А остальное рабочее время нужно посвятить деятельности, которую способна выполнить наша «рептилоидная» часть ЦНС. Либо посвятить это время физическим нагрузкам, например, или даже дневному сну. Как бы крамольно это не звучало.

Причины ошибок для ТОП-менеджеров

В принципе, тут возникает страшное противоречие между нашим (управленческим) стремлением к образу идеального мира (во всяком случае, к образу идеальной компании) и фактическим положением дел. Нам же (менеджерам управленцам) хочется 100% эффективности. Как от себя, так и от сотрудников. И отклонение от этого идеала воспринимается как проявление лени и прокрастинации.

Тут надо понимать, что идея абсолютной эффективности вредна. Потому что недостижима в принципе. И ничего кроме разочарования не принесет. А тут и до депрессии недалеко. Оно нам надо?

Кстати, о депрессии. В связи с одним из любимых бизнес-процессов почти в любой компании. Я о планировании. Чаще всего готовят три сценария. Они называются «реалистичный», «пессимистичный» и «оптимистичный». Последний чаще всего и принимается руководством для исполнения. Объяснения следующие: «Нужно верить в светлое будущее! Если не верить, то и не достичь!». В общем, оптимизм – наше все. А вот ученые считают оптимизм ошибкой мозга, когнитивной иллюзией. Своего рода оптический обман (мы понимаем, что глаза нас обманывают, но не можем ничего с этим поделать). Благодаря оптимизму мы переоцениваем свои способности, недооцениваем риски, ошибаемся в прогнозах. Да, оптимизм повышает настроение, но приводит к серьезным проблемам. Например, «эффект Конкорда» связан именно с этим. Напомню, что это стремление доводить до конца очевидно провальный проект вместо того, чтобы выйти из него с минимальными потерями. Оптимизм, кстати, мешает учиться на ошибках. Мозг старается эти ошибки не запоминать.

Но есть люди, которые способны давать точные прогнозы и трезвую оценку ситуации. И себя, свои способности они тоже оценивают максимально объективно. Это было доказано при помощи МРТ в 70-х годах прошлого века. У этих людей есть одна общая черта. Точнее, один общий симптом «депрессивный реализм». Это побочный эффект наступившей, или подступающей, клинической депрессии. Черчилль, кстати, славился точностью прогнозов. Но и от депрессии тоже лечился. Его увлечение живописью – часть назначенной врачами терапии. Депрессию связывают со сбоями в работе эмоционального центра мозга амигдалы, и ростральной части передней поясной коры — тех самых областей, которые особенно активны у оптимистов при размышлениях о прекрасном будущем.

Нейроменеджмент: почему люди совершают ошибки?

Как применить это знание в деловой жизни? Ну, например, не делайте «оптимистичных» планов. Вместо этого варианта, просчитайте «катастрофичный». Если все будет лучше ожидаемого, поиск ресурсов на ускоренное развитие не станет особо сложным процессом. А вот в случае наступления серьезных проблем будет хотя бы частично осознанный план первичных действий.

Еще один бич ТОПов — многозадачность. Стремление работать над несколькими задачами одновременно.

Говорят, Цезарь мог делать сразу десять дел. Но никто не говорит, что он все их доводил до результата. 

При перегрузке мозг поступает очень просто. Он отключает сеть контроля. Это приводит к очень простому и предсказуемому эффекту. Исполняться в первую очередь станут задачи сиюминутные.

Помните матрицу Эйзенхауэра? Задачи делятся по степени важности и срочности:

  1. 1. важные и срочные;
  2. 2. важные не срочные;
  3. 3. не важные срочные;
  4. 4. не важные, не срочные.

Из этих четырех разделов будут исполняться только те, что имеют признак «срочно». Есть еще один нюанс. На практике, срочных и важных одновременно не бывает. Или срочно, и тогда необходимо сделать быстро. Или важно. И тогда нужно сделать тщательно. А тщательность не любит суеты. Делайте выводы, уважаемые руководители!

Этологи и нейрофизиологи могут многое рассказать нам о мотивации, иерархиях, конформизме и коллективном поведении, объяснят, почему большинство тренингов по жестким переговорам и активным продажам бесполезны для 90% участников, по секрету поведают генетически обусловленные различия между мужским и женским мышлением.

Невозможно описать все открытия этологии и нейробиологии и их применение в повседневной деятельности управленца в рамках одной статьи. Тем не менее я очень надеюсь, что в ближайшем будущем эти предметы станут обязательной частью стандартной программы бизнес-школ всего мира.

Автор: Тян Вадим Вячеславович, интерим-менеджер. Высшее медицинское, высшее экономическое образование. МВА по специализации "Проектное Управление".

По теме
Редакция портала: privet@wsem.ru
Создайте канал и публикуйте статьи и новости бесплатно!